подробности

"Джазовые музыканты — это большие научные работники"

Асхат Сайфуллин — о влиянии музыки на мышление и стремлении к саморазвитию
В середине октября в ТГУ пройдет международный джазовый симпозиум, на котором соберутся мировые звезды, преподаватели известных музыкальных учебных учреждений. Асхат Сайфуллин, один из организаторов симпозиума и друг многих приглашенных гостей, рассказывает, зачем университету организовывать джазовый фестиваль, что это даст обычным студентам и как гармонией проверить алгебру.
«Мне всегда становится смешно, когда журналисты спрашивают, почему мировые звезды джаза согласились приехать в Томск. А почему они не могут приехать в Томск? Что, Томск – это дыра? Томск – это самый последний город на свете? Я отвечаю журналистам, что надо уважать место, в котором живешь.
Томск – известный город, джазовое место. В Томске неоднократно проходили крупные джазовые фестивали, топовые, на мировом уровне. Поэтому ничего удивительного нет. Я пригласил музыкантов приехать в Томск, и они приедут.


Джазовые музыканты – это большие научные работники. Зря многие думают, что только талантом можно «выгрести» – невозможно. Потому что нужно знать много. Как математик помнит все формулы при решении какого-то уравнения, так и джазовый музыкант, когда импровизирует, решает определенные «уравнения». Это касается гармонии, ритмики, одновременно джазовый музыкант выполняет четыре работы: он должен безупречно владеть инструментом, обыгрывать гармонию, третья работа – находиться в компании, слышать ритмически. Четвертая – слышать, как ему аккомпанируют и кто какие ноты берет. Поэтому джаз – это большая научная работа.
Главной мыслью всех мастер-классов звучит джазовый язык, language. Что такое джазовый язык. Как надо играть фразировку, акцентировку, какие ноты надо брать, как обыгрывать гармонию. Это вообще должны знать все музыканты. Не просто две-три ноты сыграть, что-то более-менее похожее на ритмику, и называть это джазом. Джаз – намного серьезнее искусство, чем о нем думают.

На мастер-классах можно будет пообщаться со звездами напрямую. Когда я был молодым, это было невозможно. А теперь можно встретиться с человеком, посидеть поговорить с ним, задать вопросы, он тебе ответит, он тебе покажет, КАК надо сыграть.


У нас идея – поднять музыку, искусство здесь, в Томске. Может быть, это будет новый толчок, волна. Я не сомневаюсь, что студенты, которые учатся, может быть, на математике, физике, что-то под нос себе бренчат на своих гитарах, может быть, даже на духовых инструментах пробуют играть. Может быть, они, побывав на мастер-классе, начнут играть, и появится новая генерация, молодежь, которая захочет эту музыку.

Через джаз вы сможете понять, как надо делать компьютерную программу. Креативность развивает джаз.

Когда-то здесь, в Томске, была телекомпания «ТВ2», у них появилась такая дурная идея – ездить по разным странам вместе со мной. Мы ездили, записывали передачи: интервью, встречи, интересные люди, жизнь за рубежом. Мы были в Германии и брали интервью у одного важного профессора, немца. Этот человек оказался настолько известным ученым, у него жизнь так протекает: в понедельник он в Токио, во вторник, например, в Сиднее, потом в Лондоне, потом в Нью-Йорке, в пятницу он возвращается в Германию. Суббота, воскресенье выходной, потом он опять улетает. Читает лекции по всему миру. Его тема связана с компьютерами, программами, бизнес-развитием.

С ним было интересно. Но он поставил условие: снять его лекцию. Он узнал, что я джазовый музыкант, и впервые в своей жизни в полдевятого утра я играл концерт. Мне принесли инструмент, ему принесли инструмент, и мы в дуэте вместе играли для его студентов. В большой аудитории, было, может быть, человек 200 студентов. И мы вдвоем играли минут 30.

Потом выяснилось, что этот человек сам начал изучать джаз и импровизацию. Он объяснял студентам: через джаз вы можете понять, как надо делать компьютерную программу. Креативность развивает джаз. Все его студенты это знали.

Креативность мышления развивается через музыку, понимаете? Кто-то скажет, это смешно – подстроили науку к музыке. Нет! Это в мире известно уже давно. К нам приезжает Бредли Вайнс – ученый со степенями Гарварда и Оксфорда, директор европейского отделения компании Nielsen Consumer Neuroscience. Нейромаркетинг сейчас – одна из моднейших профессий в мире бизнеса. Вайнс был джазовым музыкантом, жизнь посвятил изучению влияния музыки на креативность мышления, на мозг.

Мы должны им помочь – всем им (окидывает взглядом сидящих за соседними столиками в «Минутке» людей). Вот они здесь сидят, они не понимают. Сдают какие-то зачеты, кто-то ходит сюда на работу. Я вот порой думаю такое сумасшествие провести: «прозомбировать» хорошо, а потом отпустить. Чтоб они заболели, получили эту бациллу – искусство, музыка. Не обязательно джаз, играйте рок-музыку, фолк-музыку, классическую, этно – пожалуйста. Занимайтесь, это заставит вас жить.

В Америке мне, например, нравится такой принцип у стариков. Бабушка 80 лет приходит на танцы, ей никто не задает вопроса, почему она пришла – ну, ей некогда было до этого. Ей говорят: ты же на следующей неделе в субботу умрешь. А она: ничего, я хоть немножко поучусь танцевать.

Это принцип стремления к развитию, понимаете, надо развиваться. И тогда и честности будет больше, и люди смогут друг друга уважать, потому что будут знать, почему надо уважать – потому что человек жизнь посвятил этому.

В юном возрасте, студенческом, люди должны себя куда-то «привязать», что-то понять, чего-то добиться. И мы с философской точки зрения, может, даем небольшой трамплин для кого-то. Если из трех тысяч студентов, которые придут на мероприятия симпозиума, останется три, которые захотят играть джаз, это будет гигантский процент успеха. А из этих трех тысяч, я уверен, триста скажут: «Мы хотим слушать эту музыку».

Здесь есть большая прослойка любителей джаза, в основном, научная. На мои концерты ходят профессора. Эти люди знают, зачем они ходят. Не для того, чтобы засветиться – им это уже не нужно, они уже выиграли все, что только можно было выиграть в этой жизни. Они любят себя в этой музыке, эту музыку в себе.

Если из трех тысяч студентов, которые придут на мероприятия симпозиума, останется три, которые захотят играть джаз, это будет гигантский процент успеха.

Музыкант – даже если он калека и может играть только две ноты, но знает, как их играть. Есть музыканты, которых интересно слушать, а есть супервиртуозы, но их неинтересно. У них нет секса. Музыкальный секс – есть такое понятие.

Последние 20 лет я не играю с музыкантами моего уровня, это неинтересно. Хочется играть со звездами, потому что звезды притягивают на другой уровень. Я хочу, чтобы и молодежь притянулась немножко.

Будем рассуждать, что звезды, которые приедут… Звезды освещают путь. Это точно, они освещают и показывают направление. И у каждого человека в жизни должна быть звезда. К которой он летит.

Через тернии к звездам.

И халявы не бывает».

Текст: Марина Сенинг
Фото: Алёна Кардаш
В материале использованы фото с концерта евразийского джаз-трио «Зеркало мира»
Made on
Tilda